Минобрнауки выступил за дебюрократизацию

Российская газета
Минобрнауки выступил за дебюрократизацию
Первое заседание нового Общественного Совета Министерства образования и науки прошло в лучших традициях открытого правительства - при большом скоплении журналистов и телекамер. Оттого, возможно, и получилось несколько сумбурным. Члены совета не проголосовали ни за одно предложение, а лишь наметили, куда двигаться дальше.

Дмитрий Ливанов до конца хранил интригу полного списка членов Совета. Девять человек были известны заранее - их выбрали путем народного голосования в Интернете. Остальных министр определили сам. Всего в Совет вошли 17 человек: замдиректора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд, учитель русского языка и литературы московской школы № 57 Сергей Волков, директор столичного центра образования № 109 Евгений Ямбург, директор гимназии № 56 Санкт-Петербурга Майя Пильдес, доцент РГПУ им. Герцена Сергей Рукшин, журналист и писатель Дмитрий Быков, математик, лауреат Филдсовской премии Станислав Смирнов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов, директор Дома научно-технического творчества молодежи Александр Леонтович, директор физико-математического лицея при Академическом университет РАН Михаил Иванов, главный редактор журнала "Огонек" Виктор Лошак, председатель Российского студенческого союза Артем Хромов, и член бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей Анатолий Карачинский. Несмотря на очень непростые отношения обновленного министерства образования и науки и самого Дмитрия Ливанова с Академией наук, в Общественный совет вошли несколько очень известных академиков РАН: Георгий Георгиев, председатель Сибирского отделения РАН Александр Асеев, вице-президент РАН Владимир Фортов и Жорес Алферов, который единогласно избран председателем Совета.

Еще до заседания все члены совета предложили темы, которые стоит обсуждать и по которым министерство в первую очередь нуждается в советах общественности. Важными оказались 19 тем, в частности, мобильность научных кадров, финансирование научных фондов, коррупция, стажировки молодежи за границей, поддержка талантливых ученых, связь РАН с университетами и вузами, доступность научной литературы. А министр предложил еще несколько - облик современного учителя, школьные учебник, дошкольное образование и поступление в детсад, прием в 1 класс, конечно, ЕГЭ и новые школьные стандарты. Теперь экспертам предстоит выбрать из этого списка самые "горячие" и включить их в план своих встреч, которые будут проводиться раз в квартал.

В первый раз на повестке дня стояли две темы - дебюрократизация образования и науки и сокращение вузов.

Оказывается, Минобрнауки уже вовсю работает над тем, чтобы сократить количество бумажной волокиты в школах и научных организациях.

- Мы с коллегами ездили по регионам и везде учителя жаловались на огромный объем часто никому не нужных бумаг, которые приходится заполнять, - сказал министр. - Мы хотим изменить эту ситуацию, этот вал бумаг должен быть сокращен, причем в несколько раз.

Евгений Ямбург к месту припомнил ироничную фразу: "Школа - это место, где дети мешают учителям готовить отчеты". На просьбу министра подсказать "болевые точки" отреагировала Майя Пильдес и предложила целый блок мер по избавлению учителей от отчетов.

- Часто от нас требуют предоставления данных, уже размещенных на школьном сайте, - сказала она. - Сайт есть у каждой школы, почему сотрудники РОНО, от которых, как правило, приходят требования об отчетах, не заходят туда и не берут уже готовую информацию, мне непонятно. Иногда этим же грешат и различные методические кабинеты: вместо того, чтобы разрабатывать методики образования, обучать учителей, они помогают местным управлениям образованием собирать бумажки. Большинство отчетов бесконечно дублируют друг друга.

Ежеквартально требуют отчеты о введении новых курсов и программ, ежегодно - прогнозы о том, сколько будет учиться инвалидов в школе через 5 лет. "Это вообще дикость", - возмутилась директор.

От науки инициативу поддержал математик Станислав Смирнов:

- Я получил два аналогичных по деньгам гранта в России и Швейцарии. В первом случае пришлось "сдавать" около 5 тысяч страниц отчетов, во втором - 25 страниц.

Михаил Гельфанд уверен, что проблема бюрократизации в анонимности чиновников, которые "веером" рассылают запросы, не заботясь о том, сколько людей они оторвут от работы. Такого же мнения и министра РФ по вопросам Открытого правительства Михаил Абызов, который тоже присутствовал на заседании.

- Решение этой проблемы находится в ответе вопрос: "Кому нужны эти бумажки, куда они идут, какие результаты по итогам подобных отчетов?", - подчеркнул он.

Дмитрий Ливанов пообещал, что министерство будет полностью в ответе за решение этой проблемы.

Как, собственно, и за максимально аккуратное "разруливание" ситуации с неэффективными вузами. Министерство намерено проводить реорганизацию вузовской сети максимально открыто. Результаты мониторинга, который сейчас идет в вузах, появятся в Интернете, а с теми, кто попадет в "зону риска", будут работать и выяснять, в чем проблемы. Возможно, даже дадут второй шанс.

- Ситуация с высшим образованием сегодня критическая: когда-то мы были в первой пятерке в мире, сейчас скатились в третий десяток, - подчеркнул министр. - В СССР было около 500 вузов и полтора миллиона студентов. Сегодня вузов с филиалами три с лишним тысячи, студентов 6 миллионов, а страна уменьшилась, новых преподавателей не появилось. Денег в целом стало меньше.

В массовом высшем образовании министр не видит ничего плохого, это международный тренд, но нужно строго следить за качеством.

- Варианты будущего вузов-аутсайдеров могут быть разными: закрытие, слияние с более сильными вузами, обновление руководства, - отметил Ливанов. - Но в любом случае из-за этого не пострадает ни один студент.

Евгений Ямбург, однако, попросил министра с осторожностью относиться к сокращению и реорганизации педагогических вузов, особенно в регионах.

- Мой опыт поездок по России показывает, что как только педвуз закрывается и становится факультетом классического университета, оттуда исчезает педагогический компонент, а нам в школе нужны люди со знанием и дефектологии, и психологии, словом, не просто физики и математики, а учителя.

Мнение

Жорес Алферов, академик РАН, председатель Общественного Совета при Минобрнауки:

- Я не знаю более важной задачи, чем развитие науки и образования для нашей страны. Нужно поднимать на достаточно высокий международный уровень и то, и другое, возродить высокотехнологичные отрасли. За последние 20 лет мы в этом оказались на обочине. Главная проблема - даже не недостаточное финансирование, а невостребованность научных результатов обществом. Основа науки - образование. Здесь надо сохранять лучшие традиции прошлого, но понимать, что живем в другой стране, и образование должно меняться.

Сергей Рукшин, доцент Российского государственного педагогического университета им. Герцена:

- Вопрос сокращения вузов - больной. Мы должны четко и открыто сказать, почему нам это нужно и что мы хотим получить. Есть очень больной для меня вопрос в связи с сокращением и реорганизацией педагогических и медицинских вузов в регионах. Некоторые из них - системообразующие для региона, и к их закрытию надо подходить осторожно. Услышал сегодня стандартное и, на мой взгляд, ошибочное мнение: считается, что если мы будем присоединять слабые вузы к сильным, станет лучше. Не станет. Это не решит проблему нехватки качественных преподавателей и выдающихся лекторов.

Дальнейший текст доступен только читателям Завуч.инфо
Пройдите бесплатную регистрацию на портале (или войдите в свой профиль),
и читайте полные версии новостей без ограничений.
ЗарегистрироватьсяВойти
Хотите узнавать первыми обо всех изменениях, касающихся
жизни учителей? Подписывайтесь на наш инстаграм ЗДЕСЬ

Вы должны залогиниться прежде чем оставить комментарий.

Комментарии