"Школы уже на пределе возможностей": систему образования уже в ближайшие годы ждёт безденежье

Комсомольская правда

Учителя сегодня получают меньше, чем хотелось бы. Но их зарплаты не сравнить с тем, что было ещё 10 лет назад. Между тем, мало кто знает, за счёт чего - и какими усилиями! - доходы педагогов удаётся удерживать на нынешнем уровне. Уже в ближайшие годы систему школьного образования ждут серьезные финансовые проблемы.

По оценкам экспертов, в среднем школы получают на 20% меньше денег, чем им полагается по нормативам. Как так выходит и что надо делать, "КП" рассказала Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ.

Аукнулся кризис

Для начала объясним, как устроен механизм финансирования школ. Деньги поступают в два потока. Зарплаты учителям выплачиваются из регионального бюджета. Регион переводит эти деньги в бюджеты муниципалитетов. Дальше муниципалитеты добавляют к этим средствам деньги на ремонт, коммуналку, оплату труда не педагогического персонала – например, библиотекарей и уборщиц. А дальше распределяют эти деньги по школам.

И вот когда школа получает эти средства, оказывается, что их ни на что не хватает (здесь и далее мы не говорим о школах в Москве - в столице с финансированием сегодня всё в порядке. Пока в порядке.). Тут не до ремонта – было бы чем с учителями расплатиться. Ведь, по майским указам президента, зарплата педагогов должна быть не ниже средней по экономике региона. И следят за этим очень пристально.

Нормативы для расчетов писались в "тучные" докризисные годы. А после кризиса 2014 года всем пришлось выкручиваться, кто как может.

- За зарплатой учителей после указов президента ещё следят, и регионы стараются переводить в муниципалитеты более-менее соответствующие суммы, - отмечает эксперт. – А вот дальше муниципалитеты просто не могут добавить в общий котел нужную сумму, у них просто нет этих налоговых денег. А кое-где в школы поступает даже меньше денег, чем выделил регион – то есть, муниципалитеты не только не добавили свое, но даже отщипнули немного. Это уже предмет отдельного контроля.

У некоторых регионов нет денег платить по своим обязательствам. Там много сел и мало людей, а содержать полный комплект учителей ради 5-7 учеников – накладно. На Северном Кавказе, наоборот, народу много, дети учатся в три смены, и все денежные вливания – как легкий дождик, который моментально впитывается в пересохшую землю, но ничего кардинально не меняет.

Синица в руках, журавль на бумажке

Выходит, что школам дали по маленькой шоколадке, а отчитаться надо как за большую. Ухищрения идут в ход разные.

- В некоторых школах сократили административный персонал: было десять завучей, осталось два, - приводит пример Ирина Абанкина. – Но административная работа никуда не делась, ее просто передали учителям. То есть работу он выполняет завуча, зарплату получает завуча, а по бумагам и отчетам проходит как педагог. Вот и рост зарплат. В сельских школах учителям положены дополнительные компенсации на свет, коммунальные платежи – ее просто включили в основную зарплату. Родители платят за кружки и секции – эти деньги тоже приплюсовываются к зарплатам, и отчитываются за них, как за бюджетные.

Другая история со стимулирующими выплатами. По нынешним правилам, учителя получают базовый оклад и что-то вроде премий – за победы учеников на олимпиадах, за высокие баллы ЕГЭ и многое другое. Критерии и размеры надбавок за них устанавливает сама школа. Но когда в середине года оказывается, что денег не хватает, деньги на премии учителям уходят на зарплаты библиотекарей, завхозов, работников в столовой, бухгалтеров и уборщиц. И учителя в итоге получают совсем не те зарплаты, которые им были обещаны.

Каждой пятой школе нужен капремонт

По сравнению с другими статьями школьных расходов, ситуация с зарплатами учителей ещё ничего. Например, на учебные расходы поступает в лучшем случае, 30% от положенного. То есть, на учебники детям ещё более-менее хватает. А все рабочие тетради, прописи и контурные карты покупать приходится родителям.

 

- За тем, чтобы были бесплатные учебники, школы ещё следят, но на остальное – парты, оборудование, методические пособия – идут поборы с родителей, - говорит эксперт. – Родителям приходится покупать книжки в школьную библиотеку и делать ремонт. А люди все с разным доходом и не все готовы вот так помогать школе.

Но линолеум в классе и тетрадки – далеко не самая большая из нужд школы. Россия выбирается из демографической ямы, и детей становится все больше. Школ и кабинетов уже не хватает, и вместо 25 человек в классы сажают по 30 (а платят учителям по-прежнему как за 25).

- Число школьников уже перевалило за 17,5 миллионов человек,- приводит цифры Ирина Абанкина. – Те школы, которые есть сейчас, работают уже на пределе возможностей. Переполнять классы дальше невозможно, нужны дополнительные кадры и ресурсы. У нас прошла большая программа по ремонту школ в аварийном состоянии. Но все равно в стране почти 20 процентов школ нуждаются в капитальном ремонте и переоснащении.

Что дальше?

По-настоящему туго школам придется уже через 3-4 года, когда благодаря всплеску демографии учеников в классах станет ещё больше. Если ничего не поменять, то детям придется сидеть на головах друг у друга и учиться в три смены.

- Наши школы уже сделали большой шаг вперед – мы заговорили об инклюзии (обучении детей с особенностями развития и с ограниченными возможностями в обычных классах - Ред.), установили компьютеры, в селах появились школьные автобусы, - перечисляет эксперт. – Но компьютеры устаревают, автобусы ломаются. А детям с ограниченными возможностями – слабослышащим, слабовидящим, с расстройствами аутистического спектра – нужны дополнительные помещения для разгрузки и индивидуальных занятий. Им просто не высидеть 45 минут урока в одной комнате с ещё 20 учениками, им нужна передышка.

На всё это нужны деньги. В 2016 году Россия тратила на образование 4,1% своего ВВП, сейчас эта цифра упала до 3,5%. Впрочем, расходы предполагается увеличить – аж на 0,5% ВВП.

- Эту прибавку школы даже не заметят – ее съест прирост численности учеников, - считает Ирина Абанкина. – В рамках работы над стратегией социально-экономического развития России мы подсчитали, что к 2024 году необходимо, как минимум, 4,4% ВВП, чтобы реализовать текущиеп роекты в образовании хотя бы на базовом уровне. При этом качество образования по-прежнему будет разниться. А для того, чтобы провести модернизацию образования, необходимо увеличить расходы до 4,8% ВВП. Это нужно для того,чтобы убрать не только третью, но и вторую смену в школах, создать конкурентноспособные кампусы в вузах, и выравнять условия для получения качественного образования для детей.

Сколько страны тратят на школы и на войну (в процентах от ВВП)*

*по данным Всемирного банка, 2017 г.

*по данным Всемирного банка, 2017 г.

А В ЭТО ВРЕМЯ

10 триллионов - много или мало?

Расходы на социалку - в частности образование и здравоохранение - могут к 2024 году дополнительно вырасти на 10 триллионов рублей. Якобы, таковы примерные расчёты, которые закладываются в майские указы президента. Правда, пресс-секретарь главы государства цифры пока опроверг: "по крайней мере экспертная проработка пока велась на основе иных цифр". Так или иначе, сумма получается колоссальная. Но много ли это на самом деле в масштабах страны? Сейчас в России на образование выделяется около 3,5% ВВП. В других развитых странах на то же самое тратят около 5%. Через 6 лет Россия будет тратить на образование 4,2% ВВП. Всё равно меньше, чем в Европе и США, с которыми мы пытаемся конкурировать по части образования.

На самом деле, такой прирост - это попытка вернуться на докризисный уровень. В 2013-14 гг. на образование тратилось примерно 4,1% ВВП. Но инфляция делает свое, рубль просел. 1000 рублей в 2014 году и сейчас - это уже совсем разные суммы, чего уж говорить про 2024 год.

Дальнейший текст доступен только читателям Завуч.инфо
Пройдите бесплатную регистрацию на портале (или войдите в свой профиль),
и читайте полные версии новостей без ограничений.
ЗарегистрироватьсяВойти
Трансляции выступлений лучших учителей 170 стран-БЕСПЛАТНО
Лучшие учителя от каждой страны в мире покажут свои открытые уроки, расскажут о методах и приемах, позволяющих им добиваться высоких результатов в своих странах. И конечно расскажут, что такое высокий результат обучения в их странах, почему именно их профессиональное сообщество выбрало лучшими.
Подробнее ЗДЕСЬ
Подписывайтесь на наш Telegram канал и будьте в курсе происходящего в образовании России и мире. Подписаться можно ЗДЕСЬ
Комментарии

Вы должны залогиниться прежде чем оставить комментарий.

Пользователь

Школа не должна быть коммерческой организацией, она не должна думать как ей заработать деньги. Она должна думать как ей дать знания детям. Почему учителя постоянно поднимают вопрос только о своём заработке? Почему не поднимают вопрос об учебниках, это же кошмар что в них пишут!!! Почему не требуют снять статус со школ " Коммерческая организация". Почему не поднимают вопрос о квалификации учителей нового поколения? Считаю, что когда учителей начнут волновать эти вопросы и другие которые связаны напрямую с результатами выпускников школ, вот тогда и заработная плата у учителей будет достойная.

11 мая 2018, 08:04
Пользователь

Я специально зарегистрировалась, чтобы написать следующее.
Ирина Абанкина, директор Института развития образования НИУ ВШЭ, стояла у истоков этой методологии финансового обеспечения системы образования! Это с подачи данного Института перевернули все потоки финансирования образования. А теперь кто-то виноват...кризис? Не один вебинар есть в сети, где она же учит директоров тому, как школе зарабатывать. На тех же семинарах учат как "экономить" / срезать стимулирующие учителям. По её словам родители должны оплачивать школе не за услуги образования, а "за создание обучающей среды"!...Где эта среда? Какими ресурсами она может быть создана? Разве там не видно то, как школы выживают? Так почему не меняют методологию? Почему не придумают новую реформу с достаточным финансированием? а потому, что весь развал системы образования идет от либералов из ВШЭ...это саботаж всей системы...не Минфин придумал подушевое финансирование, а эксперты ВШЭ...результат все видят в развале всей системы - от школ до вузов...Педагоги - заложники системы... им некогда с детьми работать, они сочиняют отчеты, пишут программы, им не до детей...они должны отработать часы и найти,как выкрутиться для отчета по стимулирующим...Все зарабатывают, учебный процесс имеет вторичное значение!

26 апреля 2018, 21:04
Пользователь

Таблица процента от ВВП, затрачиваемого на образование в разных странах, не учитывает, что ни одна из перечисленных стран не затрачивает даже сотой доли от российских трат на создание космической техники (в частности дорогого топлива для ракет и пилотируемых кораблей), систем для нужд обороны (сравнить нашу границу и границы этих государств), на медицинские исследования, исследования Арктики и Антарктики, поиск полезных ископаемых, развитие информационных технологий. Конечно, США тратит в разы больше на эти цели, но они печатают деньги, которые можно тратить как хочешь, а Россия привязана к реальной экономике и в России в отличие от США не столь хорошие климатические условия. К тому же учителя во всех этих странах получают не больше, чем в среднем представители других профессий. Но почему-то в России последнее время о недостаточном финансировании говорят только учителя, когда у нас вообще складывается неблагоприятная ситуация на рынке труда, и частный сектор дает относительно хорошие заработки только трети из всех работающих в нем - остальные имеют явную нехватку клиентов при высокой затратной составляющей. Вывод? Система образования в том виде, в котором она существует сейчас, обречена на острый дефицит бюджета. Регионы не могут оторвать, скажем, от медицины или культуры, чтобы добавить в образование. Поурочная система давно стала неэффективной, а в головах учеников знаний оседает с каждым выпуском меньше и меньше, какие бы новые технологии ни применяй. Было бы гораздо эффективнее и дешевле потратить имеющийся образовательный бюджет на самостоятельное обучение учащихся (кроме начальной школы), а вместо школ открыть дома интеллектуального и творческого развития подростков. Но тут есть одно но: если делать ставку на репетиторов и домашних учителей, которых родители будет нанимать с оплатой по образовательному полису, то часть учащихся останется без учителей. Тут необходимо срочно создавать новую парадигму образования, исключив из нее занятия в группах крупнее 5 человек в виде традиционных уроков, а упор сделать на индивидуальное консультирование по вопросам выбора направления индивидуального развития. Информация в учебных направлениях по предметам должна остаться только та, которая реально помогает в реальной жизни с учетом наших реалий и реалий предсказуемого будущего. Для этого необходимо провести исследования того, что реально используется выпускниками школ, а что забывается после сдачи экзаменов как невостребованный пласт знаний. И учить в первую очередь основным универсальным действиям самообучения вместо явно неудачных попыток впихнуть в голову учеников информацию, которую в современном мире достаточно легко найти самостоятельно в нужный момент жизни. В противном случае денег на образование никогда не хватит. Надо понимать, что деньги только выражаются в нулях и единицах. В реальности они - уровень продуктивной организации общества. Убыточно не то, что не отбивает в применении расходов, а то, что остается бесполезным в дальнейшем.

26 апреля 2018, 19:51
Пользователь

учителей контролируют, аттестуют из лилипутского страха пред гулпивером, а видимость свободы создают фальшивой вариативностью учебников, программ, ФГОСов 15 поколения... Главное - держать его на привязи кипучей псевдодеятельности.

26 апреля 2018, 12:51
Пользователь

спецы из вшэ детей вживую видели?как!?как можно разрабатывать индивид. обр.маршруты (фгос) при наличии 28-30 учащихся в классе и при 31 часе нагрузки+тетради?+ электронная школа и пр.!?инклюзивное образование-полный бред!!симулякр болонской сист. высшего образования!я лично против интеграции детей с задержкой развития в общеобразовательные классы (латентно %10-20 ученников с диагнозом).инклюзивное образование-чушь,причина-вышеупомянутое.в школах пора внедрить систему рейтингов,кто не вписался в т.н.углубленку в старших классах-в спту...получать рабочую специальность...пример-у меня в 8-м !!классе сидит 17-ти летний "золотой парень России" и чему его можно научить?по моему Сенека (Эпикур?) говорил,что некоторых больных нужно поздравить с тем,что они признали себя больными...пора признать себя больными и начать путь к оздоровлению школы,а именно:перестать пресмыкаться перед всем и вся и выйти из состояния холуя "чего изволите-с!?"и заниматься только обучением!!будучи зам.директора по УР,я обучался на:ппз,эксплуатацию ТП,допуск к работе с электричеством(узлами и мех-ми),сэс и т.д. и т.п.,Легион имя всему этому!!мне это зачем!!??а вы-инклюзивное образование..в общем итог:если я оказываю образовательные услуги (ФЗ"№273),то за услуги нужно платить как за услуги(по принципу:как заплатили,так и поработал),если я учу-дайте возможность прилично жить на ставку,а свободное время я буду посвящать самообразованию..

26 апреля 2018, 07:46
Пользователь

Либеральный удар по российскому образованию: Как лоббисты пытаются управлять будущим страны

25.04.2018 - 2:10
Либеральный удар по российскому образованию: Как лоббисты пытаются управлять будущим страны | Русская весна
Недавно увидел свет доклад Центра стратегических разработок и Высшей школы экономики «Двенадцать решений для нового образования». Документ вышел в свет на фоне беспрецедентной информационной кампании против нынешнего министра образования Ольги Васильевой.

Её «вина», с точки зрения противников, состоит в том, что министр посягнула на устои образовательной реформы, вот уже 20 лет продвигающей «вариативность», «компетенции», образовательный бизнес-заказ и движение к платности «образовательных услуг». Между тем, как результат такого реформирования — катастрофическое падение уровня знаний и даже элементарной грамотности граждан, проходивших обучение за последние 20 лет.

Пришло время отвечать за провалы в методологии и планировании. Но отвечать не хочется. Отсюда желание любой ценой заставить замолчать критиков, особенно наделённых серьезными полномочиями (речь идет о недавней попытке смещения действующего министра образования и науки).
Говоря о «реформаторах» российского образования, в первую очередь обычно имеют в виду Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики и сопредседателя Российского общественного совета по развитию образования, а также Александра Асмолова, возглавляющего Федеральный институт развития образования.

ФГОСы третьего поколения, действующие с 2009 года и игнорирующие необходимость годовых учебных планов, разрабатывались в рамках именно этих институций и ими лоббировались. Теперь к ним присоединился и экономист Алексей Кудрин.

Главной целью нападения со стороны этих фигур является новый ФГОС по литературе — поскольку он задает единую национальную систему культурных координат для всего дисциплинарного цикла.
Новый ФГОС означает изменение курса в образовательной политике, переход к долгосрочному и обстоятельному проектированию образовательных моделей. Именно это либеральных монополистов и не устраивает. Именно поэтому они бросились настаивать на остановке принятия ФГОС, на «более тщательной экспертизе».

Кампания против министра Васильевой
Попутно была проведена абсолютно советская по духу и методам кампания по демонизации оппонента (министра образования и науки Ольги Васильевой). И здесь в каком-то смысле либеральных функционеров можно понять.

Решать проблему им надо срочно. Или они потопят министра-оппонента и на время продлят свое право навязывать обществу неэффективную, но крайне выгодную лично для них модель образования, или сойдут со сцены навсегда. Цена вопроса крайне высока и потому для достижения цели в ход идут любые средства.
Перейдем к докладу Кузьминова-Кудрина. Уже само его название вводит читателя в заблуждение. Проблема здесь со словом «новый». Концептуально данная разработка морально устарела, поскольку не отвечает ближайшим потребностям развития российской экономики, науки и культуры. Да и сам доклад далеко не первый. А третий.

В 1997-м году из-под пера сторонников нынешнего курса вышла Концепция организационно-экономической реформы системы образования России, которая концептуально повлияла на всю деятельность тогдашнего Минобраза. Уже тогда авторы требовали для своих идей увеличения госфинансирования.
В 2008 году увидел свет следующий доклад «Российское образование 2020: модель образования для инновационной экономики». В нём — продолжение идей и подходов предыдущего документа.

На деле, как показала практика, этому подходу сопутствовали: размывание единых стандартов знаний (то, что пытается восстановить министр Ольга Васильева с помощью ФГОСа), перепроизводство самых диковинных, часто сделанных «на коленке» образовательных проектов («продуктов»), превращение системы образования в бессистемный «рынок образовательных услуг с отсутствием единых критериев оценки этих самых «продуктов», непрозрачное распределение части выделяемых бюджетных средств, постепенное движение к платному образованию (через увеличение «платного компонента») и т. д.

Таким образом, раз в десять лет группа Кузьминова выдает на-гора доклад, в котором подвергается критике существующая система образования (созданная ими самими), требуется увеличить бюджетное ассигнование на их проекты и выдвигается якобы новая идеология образования, которая ничем не отличается от предыдущей.
Теперь подробней о пунктах. Один из краеугольных камней «реформаторского» подхода — идея компетентностного подхода в образовании. Аналогичные идеи вбрасывались в голову еще красной элите в 1920-е годы — вместо фундаментального подхода с базовым научным минимумом, характерным для дореволюционного образования и образования позднего СССР.

Тогда, в 1920-е, возобладала концепция узкопрофильных «компетенций», и спустя некоторое время пришлось срочно, в авральном порядке всё переделывать. И вот потерпевшая уже однажды фиаско система сегодня реанимирована. А ведь ей почти 100 лет.

Сегодня за концепцией «компетенции вместо знаний» кроется простое и незатейливое желание фирм переложить на государство расходы на «специализацию» учащихся уже на школьном этапе.
Другой конёк псевдорефоматоров — так называемая «вариативность образования» (включающая и печально известный «концентрический» принцип в изложении истории, и близкие к ней понятия «автономного» и «авторского» подходов). Внешне это выглядит как отказ от единых учебных программ по предметам и классам в пользу «примерной основной образовательной программы», в рамках которой каждая школа формирует собственный учебный план на свой страх и риск.

В итоге ребенок, которому пришлось поменять школу или переехать в другой город, элементарно перестает понимать предмет, который он раньше вполне успешно усваивал.

На деле вариативность — не разнообразие точек зрения, а нарушение системности, методологической цельности, общего научного языка, размывание целостной научной картины мира. Сколько учителей и учёных — столько и наук…
Но это ещё не всё. Родители могли бы рассказать об изнанке пресловутой «вариативности» много интересного. Ну а сколько бесчисленных разработчиков программ и авторов учебников, писаных на коленке, кормится за счёт выделяемых государством средств — не знает никто. Вот такие коррупционные механизмы прикрываются требованиями «вариативности».

«Вариативный», «автономный», «авторский» — эти термины подкупают неосведомлённого читателя, если не знать, что за ними стоит. А стоят за ними корпорации школьных и вузовских управленцев, снимающие сливки с наспех сделанных и вводимых программ, с дифференцированного подхода к ученикам.

Так формируются основания для будущего социального расслоения уже на уровне школы. Разные классы, разные программы, разные статусы.

Не исключено, что смысл расслоения состоит в том, чтобы отсечь большую часть населения от полноценных знаний. Дети обычных родителей не должны становиться конкурентами для будущей «элиты».
Ключевое понятие третьего доклада — тезис о «человеческом капитале». Сама эта фраза, если вдуматься, бесчеловечна. Ведь люди — не деньги, которые можно инвестировать.

Здесь возобладало отношение к поколениям школьников как к расходному материалу. Под видом заботы об успешности и самореализации каждого ученика, под видом инклюзивности — под всеми этими прекрасными и правильными лозунгами — предлагается в качестве итога не подтягивание худших к лучшим, а еще большее разделение, по сути «отбраковка человеческого материала».

Сам подход к человеку как «капиталу», который должен приносить прибыль, глубоко аморален и уходит корнями в идеи Мальтуса, Ницше, Гамсуна.
Предлагается «освоение любой из дисциплин на углубленном уровне, в том числе в онлайн-формате». Значит, освоение этих дисциплин в классе, систематическое и методически обоснованное, становится всё более поверхностным. Всё больше знаний не на уроке, а в интернет-проектах «онлайн-формата».

В перспективе — отказ от оценок и классно-урочной системы как таковой. Вот что стоит за лозунгом «цифровизации». Эта ситуация отнюдь не нова. Она знакома тем, кто жил в советское время, особенно в 1960-е годы.
Тогда тоже была «цифровая экономика» — много красивых цифр Госстата и полное несоответствие реальной экономики этим цифрам. Это было в СССР.

В нынешней России применяются контрольно-измерительные материалы (КИМы) и методы для оценки эффективности вузов, которые используются повсеместно заезжими комиссиями. С таким же превосходным результатом. Вопрос о содержании образования подменяется проблемой технического инструментария: «как» вместо «что». Вместо знаний и навыков предлагается умение быстро фильтровать источники информации и знать, что откуда утащить.

В результате вырастает компилятор вместо думающего человека, которым очень просто манипулировать. Обскурантизм становится закономерным исходом навязанной нам постмодернистской «вариативности».
Если проанализировать этот принцип, окажется, что в нем заключён удобный способ оправдать снижение уровня базовых знаний и ненужность отработанных методик: всё равно-де надо постоянно переучиваться.

Постоянно — это ведь означает и постоянное вытягивание денег, как из государства, так и из человека. Это изменения ради изменений, спекулятивный подход, как в экономике, где биржевые спекуляции подменяют реальный сектор. В условиях вариативности, то есть отсутствия единых критериев, можно под видом «образовательной услуги» продать что угодно кому угодно, как брошюры на книжном развале.

Особенно если поручить образовательные «услуги», как пишут авторы доклада, «НКО и другим организациям». Для этого, вероятно, и предлагается «привлечение платёжеспособных иностранных студентов с хорошим образовательным заделом, особенно на уровень магистратуры и аспирантуры в приоритетных технологических областях». А вовсе не для «экспорта образования», как утверждается авторами документа.

По существу у доклада «Двенадцать решений для нового образования» три цели. Первая — это разрушить остатки нормальной системы образования, превратив воспроизводство знаний в некие игровые практики с «профилями», «вариантами», «непрерывной переквалификацией». Вторая — извлечь выгоду из процесса этого распада, что-то частично восполняя, но уже на коммерческой основе. И третья — выбить под это дополнительные бюджетные средства.

Этим целям в полной мере соответствуют логика и смысл «реформирования» российского образования в последние десятилетия.

При этом сами же разработчики констатируют падение уровня реальной применимости полученного образования все эти годы — «по данным доклада GlobalHumanCapital — 2017, Россия занимает… лишь 42-е место по параметрам реального использования навыков в трудовой деятельности и включённости в непрерывное образование, а по такому важнейшему для роста экономики индикатору, как «доступность квалифицированных работников», наша страна на 89-м месте.

О катастрофическом падении грамотности среди молодежи мы знаем и сами — читаем регулярные исследования. То есть выстроенная система себя не оправдывает. А ей, системе, уже 20 лет. Кто ее строил? Те же самые люди, которые прежде разрабатывали ФГОСы, которые сейчас написали новый доклад.
Они и ответственны за грандиозные провалы в образовании. Так какой же смысл продолжать идти этим тупиковым путем? И какие мы будем иметь результаты? Чтобы уйти от этого элементарного вывода, разработчики Доклада вместо реальных работающих методик предлагают нам набор идеологем, которые с реальными реформами не имеют ничего общего.

Реформизм в отличие от реформ — это технология создания в обществе привычки к ситуации кризиса, тупика, это метод бесконечной отсрочки результата. Именно бесконечной — иначе идеология не будет работать и приносить деньги.
Так работают с вкладчиками финансовых пирамид — только здесь мы имеем пирамиду доверия, обеспеченного бюджетными деньгами, доверия совершенно беспочвенного.

Монополисты от образования представляют свои решения, а точнее, догмы как объективно необходимые и неизбежные. А между тем это лишь проекция их узких групповых интересов.

Главный парадокс ситуации состоит в том, что застывший и замкнутый на себе подход его лоббисты — либеральные функционеры от образования — пытаются представить как реформаторский. Хотя в действительности всё обстоит ровно наоборот. Так называемые реформаторы под видом реформ предлагают нам весьма догматичную и морально устаревшую образовательную модель.

Министерство пока проводит линию Ольги Васильевой: стремится реформировать систему на основе интеграционного подхода, хотя и не использует реформистскую фразеологию.
Читайте также: Судьба Украины без майдана, — мнение

Сегодня речь должна идти о том, чтобы полностью исключить монополизацию в сфере образования. И приходится учитывать, что данная монополизация сегодня проводится под брендом «вариативности», все ниточки которой сводятся к влиянию одной лоббистской группы.

Философия этой группы бессмысленна и беспощадна. Их метод — это метод управляемого хаоса и вялотекущего кризиса, позволяющий требовать все больше средств на сомнительные цели, с крайне размытым горизонтом планирования.
Иными словами, ловить рыбку в мутной воде. Этот стиль до боли напоминает политический майдан со сжиганием покрышек и отколупыванием брусчатки. Метафора весьма невесёлая, если под покрышками понимать традицию русской культуры, а под брусчаткой — её нравственные основы.

В каком-то смысле такое развитие событий в образовательной сфере ещё более опасно, чем в политической. Может оказаться, что запах горящих «покрышек» не выветрится из школьных классов столетиями, а новую «брусчатку» просто некуда будет класть.
Александр Щипков — член комиссии по развитию образования и науки Общественной палаты РФ, доктор политических наук, профессор философского факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

25 апреля 2018, 13:20
Пользователь

Ах да, куда же без сравнения ВПК ))) Тогда предлагаю посмотреть на Сирию или Ливию ))) Как там с образованием? Д,б.

25 апреля 2018, 08:47