Дети и бизнес: зачем включать в школьную программу курс предпринимательства

Дети и бизнес могут найти друг друга благодаря веяниям с самых верхов. В правительстве предлагают включить в школьную программу курс предпринимательства.

«Считаю, что нам надо предпринимателей создавать еще в школе, и дух этого предпринимательства нужно создавать, — заявил министр финансов Антон Силуанов на недавнем совещании по реализации нацпроектов. — Поэтому мы предложили сейчас включить в программы школьного образования курсы по пропагандированию создания своего бизнеса».

Пропагандировать, впрочем, будут не только это: «Мы должны говорить, о какой государственной поддержке может идти речь, какие преимущества для малого и среднего предпринимательства созданы в нашей стране. И готовить школьников не только к работе на государственной службе, но и в первую очередь работать в бизнесе, создавать свое дело и показывать, как государство помогает», — добавил Силуанов.

Игра на деньги

Школьный курс «про бизнес» может найти свою благодарную аудиторию. Несколько лет назад ОМI проводил опрос среди россиян, из которого выяснил, что больше трети из них заработали свои первые деньги еще в пионерском возрасте (до 14 лет), а 43 процента — в старших классах. Понятно, что раздача листовок, выгул собак, сбор вишни в колхозе и тому подобные детские виды приработка — это не полноценный личный бизнес. Но, возможно, будь у людей крепкая теоретическая бизнес-база, свои первые деньги большинство из них получило бы в рамках личного стартапа, а не на ниве подневольного труда.

— Это прекрасная новость! — обрадовалась известию бизнес-консультант и психолог Ирина Бенетт. — Даже если дети, прослушав курс, не станут в итоге бизнесменами. Ведь предпринимательство — это умение видеть возможности и двигаться в условиях неполной ясности, а такие навыки нужны всем. Тем более что именно их, к сожалению, наша школа и не вырабатывает: там креативность не нужна, нужно, чтобы человек что-то выучил и смог повторить в строгом соответствии с циркулярами. И не дай бог залезть за поля или сделать что-то не по схеме: 3х2=6 — это правильно, а 2х3=6 — уже ошибка, задача считается нерешенной (реальный случай, если что). Ну, и жесткая оценочная система тоже делает свое дело, а ведь одна из главных особенностей успешных бизнесменов в том, что они не боятся делать ошибки. Так что если школьный курс «прокачает» еще и это, будет просто замечательно.

Некоторые школьники, впрочем, и без курса не оставляют попыток самостоятельного заработка:

— У меня сыну 14 лет, — продолжает Ирина. — И в какой-то момент он просто начал экспериментировать. Попытался монетизировать свои увлечения, нашел 4–5 разных вариантов, и на самом деле достаточно быстро вышел на доход — купил себе айфон, гироскутер (мы строгие родители, такими вещами детей не балуем)… Одно время засел за компьютерные стрелялки. Мы удивлялись — ведь всю жизнь считал, что в них играют люди недалекие. А он, оказывается, поиграл-поиграл, а потом взял да и продал свой уровень за вполне реальные деньги. То есть смысл нового курса должен быть в том, чтобы ребенок учился видеть возможности и использовать их.

Представители бизнеса тоже не против того, чтобы пополнить свои ряды новыми, вдохновленными средней школой рекрутами.

— В последние годы («спасибо» СМИ и фискальным органам) в сознании большинства людей предприниматели выглядят преимущественно мошенниками, ворами и разбазаривателями бюджетных средств, хотя на самом деле это абсолютно не так, — говорит Сергей Зеленов, председатель Комитета по налогам московского отделения Объединения предпринимателей «Опора России». — Если посмотрим сейчас на рейтинг любого вуза, то увидим, что котируются не те, что готовят юристов, экономистов или предпринимателей, а всевозможные специализированные школы и академии ФСБ, МВД и т.п.

То есть люди не хотят быть бизнесменами, понимая, что и доля у тех тяжелая, и отношение к ним не очень. Но ведь на самом деле практически только они (ну и государство, конечно) и создают рабочие места.

Конечно, пропаганда предпринимательства должна быть, потому что, если не будет нового притока бизнесменов, а старый будет и дальше иссякать, ни к чему хорошему это не приведет. Ни одна экономика ни одной страны не выдержит в таком режиме долго. А социальной напряженности у нас сейчас и без того хватает.

Катафалк не резиновый

Но если все «за», то в какой форме все это преподавать, кому лепить из нынешних школьников будущих Фордов и Джобсов? А главное, где взять в школьной программе время на уроки бизнеса?

— Я думаю, что Силуанов, безусловно, специалист в своей финансовой области, — говорит заслуженный учитель России и уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович. — Но, к сожалению, все специалисты в своих областях — будь то экология, духовно-нравственное воспитание или сельское хозяйство — свято верят в то, что именно предлагаемого ими курса не хватает в школьной программе.

Недавно вот налоговики озвучили идею — ввести курс по оплате налогов. Видимо, считают, что налоги не платят, потому что в школе этого не проходили. Но за счет чего мы будем вводить эти предметы? Что будем урезать? Русский? Математику? Литературу? Как говорилось в старом советском фильме, «Граждане, катафалк не резиновый».

Прокатиться на нем, по мнению Бунимовича, можно лишь в одном случае — сделать бизнес-ликбез частью школьных проектов:

— Допустим, у нас есть курс информатики. Если переформатировать его так, чтобы ребята, которые у нас зачастую в IT соображают лучше иных взрослых, не только думали о том, как сделать программы, но и о том, как это дело монетизировать, толка вышло бы больше. Или о том, как вообще в интернете можно работать. И то же самое внедрить в курс обществознания, экономики и т.д.

С тем, что превращать основы предпринимательской деятельности в обычные уроки не стоит, согласна и Ирина Бенетт. Ведь речь о сфере, где стандартно унылое «Дети, возьмите ручки, запишите тему…» вряд ли сработает:

— Тут как со зрителем футбола. Сколько ни смотри, а футболистом не станешь. Все изученные правила становятся нашими, только когда мы их применяем. В случае с детьми очень хорошо работает игра. В свое время я отучилась в МИРБИСе (российская бизнес-школа для подготовки кадров по квалификации MBA — прим. «ВМ»), у нас там было много бизнес-игр, и могу сказать, что это оказалось самым интересным! Потому что развивало креативность, умение мыслить нестандартно... В свое время китайцы озаботились тем, что у них нет своих изобретателей.

Они изучили страны, где тех было больше всего, жизнь самих изобретателей, выявили общие паттерны поведения и выяснили, что все эти люди, которые придумывали и создавали новый мир, оказывается, любили читать научную фантастику. В школьную программу по литературе срочно ввели эти книги, и… все мы теперь знаем, как далеко ушел Китай. Вот что значит знать, как расширять горизонты.

Чем, помимо фантастики, вдохновляться на бизнес-подвиги? Историями о пройденном пути, считает Ирина, — книгами и фильмами о людях, которые чего-то добились. И дело даже не в изучении опыта: — У нас на уровне зеркальных нейронов (клетки мозга, которые активизируются, когда мы следим за действиями других людей — прим. «ВМ») бессознательно усваивается огромное количество информации. И мы реально становимся неким средним арифметическим своего окружения.

Но окружение, если с ним не повезло, мы можем создать и с помощью книг и фильмов. Ну и, конечно, научить чему-то может только тот, кто умеет это делать сам. То есть преподавать курс предпринимательства должен тот, кто в этом понимает.

Тот, кто научит детей видеть возможности, быстро их тестировать, смело к ним идти, не бояться ошибаться, наступать на грабли (про грабли рассказывать обязательно!) и в итоге добиваться результата. Настоящие предприниматели — люди особенные. Такие раньше открывали новые земли. Им никогда не сидится на месте, они не любят, когда все скучно и определенно. И вот таких-то людей и должен зажигать, по большому счету, этот курс. Пусть кто-то в классе станет новым Пушкиным, кто-то — Татьяной Черниговской, но кто-то — благодаря школе — Саввой Морозовым.

Найдут ли предприниматели время на пестование юных дарований? Да они уже его находят.

— Идея обучать детей навыкам предпринимательской деятельности не нова, — говорит Никита Власов, гендиректор бизнес-школы для детей Finskills. — Она успешно применяется на Западе, например в школах Кремниевой долины руководители всех этих технологических стартапов параллельно преподают в местных школах основы бизнеса. Поскольку наш бизнес в целом тоже сейчас социально ответственный, многие предприниматели с радостью делятся с детьми опытом. Например, в середине апреля в Москве прошел очередной тур конкурса школьных проектов «Я предприниматель». В жюри — представители бизнеса. Скажем, директор одной из крупнейших IT-компаний принимал участие в оценке работ. Проекты, которые его заинтересовали, будет теперь курировать лично.

Дело в том, что адекватный бизнес заинтересован в привлечении новых креативных кадров и нестандартных решений. А как раз школьники могут мыслить нестандартно. Поэтому сейчас крупные компании активно используют практику хакатонов, делая по итогам конкурсов совместные проекты с их победителями. Так что бизнес вполне может прийти и в наши школы.

Доска почета молодых, ранних и уже богатых

АННА АКСЕЛЬССОН, 28 ЛЕТ

В 15 лет изобрела бутылку для воды Binibottle, которая имеет сбоку вторую горловину. С ее помощью бутылку можно наполнить даже из низко расположенного крана или из мелкого ручья. За свое изобретение Анна получила золотую медаль на конкурсе инноваций, и оно тут же попало на рынок.

ВСЕВОЛОД СТРАХ, 31 ГОД

В 17 лет основал интернет-магазин «Сотмаркет», первым предоставив услугу трекинга товара. Спустя семь лет оборот компании составил 4,15 миллиарда рублей, число сотрудников выросло до 1200 человек, а проект был назван «Открытием года» по версии Forbs.

АНДРЕЙ ТЕРНОВСКИЙ, 24 ГОДА

В 14 лет московский школьник создал видеочат chatroulette.com, который в случайном порядке соединяет пользователей. Проект стал очень популярным, и уже через год независимые эксперты оценивали его в сумму от 30 до 50 миллионов долларов. Сейчас бывший школьник живет и работает в США, в Кремниевой долине.

БРЭНДОН БОЙНТОН, 22 ГОДА

Из-за травли в школе не вылезал из депрессий и подумывал о самоубийстве, но в 2013 году, когда ему пришла идея создать сервис для анонимных сообщений о школьной травле, все изменилось. Сейчас за приложение The BullyBox американские школы платят 499 долларов в год (для пользователей оно бесплатное). Кроме США его используют учебные заведения Новой Зеландии, Испании, Франции и Великобритании.

АЛИНА МОРС, 13 ЛЕТ

В 7 лет изобрела леденцы Zollipops, которые не портят зубную эмаль (во всем «виноваты» родители, объяснявшие, что конфеты вредны для зубов). Деньги на бизнес (7500 долларов) собрала по родным. 10% от прибыли девочка жертвует в пользу организаций, которые учат школьников правильному уходу за зубами.

ОФИЦИАЛЬНО

Закон разрешает регистрацию ИП несовершеннолетним при достижении 14 лет. Но родители должны дать на это свое письменное согласие (документ заверяет нотариус). Родительского согласия потребуют также все операции и сделки юного бизнесмена.

Екатерина Головина
Фото: pixabay.com

Комментарии

Оставить комментарий
  • 2 x 2 ( 250242 ) растим буржуинов с детства - монетизируем души

Другие новости по теме

19 мая 2019 г. Основная проблема школы – родители

14 мая 2019 г. Минобрнауки: отмена ЕГЭ в ближайшее время не планируется

13 мая 2019 г. Названы причины внезапных смертей на уроках физкультуры

10 мая 2019 г. В Госдуму внесен законопроект об учете мнения учителей при выборе школами учебников

© Завуч.инфо Учитель-национальное достояние!
св-во о рег. СМИ ЭЛ № 77–34271

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Завуч.инфо» обязательна. Администрация сайта не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.

Техподдержка
Минобрнауки РФ Закон об образовании РФ

Контакты редакции:

  • Отдел по работе с сертификатами
    +7 (812) 313-20-42
  • Секретарь главного редактора
    +7 (495) 215-18-63
О проекте
Хочу присоединиться!
 
Рейтинг@Mail.ru