Татьяна Клячко, Москва: Экономика образования и зарплата учителей


Было опрошено 3000 педагогов в 82 регионах (в среднем по 37 человек на регион). Результат мониторинга вполне предсказуем: учительская нагрузка растет, а заработная плата ниже (иногда значительно) средней по региону. Выводы: майский (2012 года) Указ Президента России не выполняется, а данные Росстата по средней заработной плате учительства не отражают объективную картину. Соответственно, встает вопрос, что делать?

 
К сожалению, ситуация не столь проста, как кажется. И Указ выполняется, и Росстат предоставляет достаточно достоверные данные. Дьявол, как всегда, в деталях. И эта деталь – «средняя зарплата». Речь не о заработной плате каждого учителя, речь о средней учительской зарплате в регионе – ее-то и считает Росстат. А в регионе школы разные. Есть школы, которые находятся в федеральном ведении, в них средняя зарплата выше раза в 2 средней зарплаты учителей в регионе. Есть школы субъектов Российской Федерации, в них учительские зарплаты в среднем выше в 1,7-1,8 раза (правда, есть регионы, где в этих школах зарплаты относительно низкие). А есть муниципальные школы, где зарплаты не дотягивают опять-таки в среднем 15-20% до средней зарплаты учителя по региону. Но в среднем все более-менее в порядке. При этом зарплаты могут дифференцироваться и внутри каждого муниципалитета, и внутри каждой школы. 
 
Мониторинг Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС показал, что своей зарплатой недовольны почти 2/3 учителей, а вот 1/3 вполне удовлетворена. Таким образом, если, например, 2 учителя имеют зарплату по 10 тысяч рублей, а один – 40 тысяч рублей (два недовольны, один удовлетворен), то средняя учительская зарплата в 20 тысяч рублей как бы не относится ни к кому. Ситуация может быть более сложной; 1 учитель получает 10 тысяч рублей, 2-ой – 20 тысяч, а 3-ий – 30 тысяч. Средняя опять-таки будет 20 тысяч рублей, но получающий эту среднюю зарплату учитель вполне может считать, что нагрузка у него высока, а платят мало. 
 
Идем дальше. Соотношение 2/3 и 1/3 – это средние цифры по России. Внутри конкретных регионов недовольны зарплатой могут быть ¾ учителей, а довольны ¼, или же соотношение будет 50:50 (например, в столицах многих регионов). 
 
Итак, ситуации крайне разнообразны, но в них есть одно общее – те учителя, чья зарплата существенно выросла, молчат, а говорят о низких зарплатах те, у кого она или не поменялась (объективно – с учетом инфляции – упала), или снизилась (есть и такие – в среднем 10%). Возникает вопрос, а почему же при росте средней зарплаты у кого-то она может снижаться? Ответ очевиден, если рост зарплаты небольшой, то в силу вступает перераспределение фонда оплаты труда внутри педагогического коллектива. Может происходить и сокращение численности педагогов в школе, и тогда растет зарплата (но не у всех), при этом растет и нагрузка (опять же не у всех), начинаются изменения в начислении стимулирующих выплат. Вообще, стимулирующие системы оплаты труда, как они были созданы в России, работают только в условиях постоянно растущего финансирования школ. Стоит этому росту прекратиться или существенно замедлиться, как данный механизм начинает давать сбои, независимо от того, какой порядок или критерии распределения стимулирующего фонда приняты в той или иной школе. Рассчитывать, что, поменяв критерии, можно серьезно улучшить ситуацию, к сожалению, не приходится (хотя какие-то напряжения можно и снять). 
 
Что же делать? Опять перед школой встает этот вечный российский вопрос. Ответ, как думается, мало, кому понравится. Сделать в данной экономической ситуации можно немного. Точнее можно, но только отбирая деньги у той трети учителей, которые в настоящее время вполне удовлетворены своей зарплатой. Вернемся к нашему примеру, где зарплаты были 10, 10 и 40 тысяч рублей. Можно сделать все их равными 20 тысячам, то есть в нашем условном примере обеспечить всех средней зарплатой по региону. Два учителя некоторое время будут довольны, а один вынужден будет смириться с происходящими изменениями (уходить из школы учителю достаточно сложно, и почти 75% учителей не намерены этого делать). Но через некоторое время встанет вопрос, что кто-то работает лучше, кто-то хуже, надо бы это учесть в зарплате. Возникнет предложение забрать 30% в стимулирующий фонд, потом кто-то с учетом стимулирующих выплат получит, скажем, 16 тысяч рублей, кто-то 19, а кто-то и 25. Дифференциация зарплат снова станет расти, как и недовольство одних учителей и удовлетворенность других. 
 
Если же мы рассмотрим второй пример, когда зарплаты равнялись 10, 20 и 30 тысячам рублей, то их уравнивание приведет к тому, что, возможно, довольным станет 1 учитель, 1 как был, так и останется недовольным, а еще 1 станет новым недовольным. И мы снова получим 2/3 недовольных и 1/3 довольных. В этих условиях искус пересмотра системы заработной платы возникнет еще быстрее, чем в первом примере.
 
Можно ограничить нагрузку учителей, как многие предлагают, 1,5 ставками. Но тогда в школу должны будут прийти новые учителя, которым надо будет платить зарплату. Если общий фонд оплаты труда вырастет на зарплату только этих новых учителей, то принципиально ситуация не изменится. Можно, напротив, предложить платить на ставку среднюю зарплату по региону, но при сохранении прежних объемов бюджетного финансирования это достижимо только если начать сокращать штаты. И тогда нагрузка на оставшихся учителей сильно возрастет.
 
Здесь возникает резонное предложение: давайте увеличим бюджетное финансирование школ, чтобы учительские зарплаты росли. Тем более, что экономика, как нам говорят, из кризиса вышла. Но, во-первых, регионы раньше массово залезли в долги, чтобы выполнить Указ президента. А если региональные экономики начнут расти, то начнет расти и средняя зарплата по региону, что потребует увеличения расходов и на зарплаты учителей. Общий фонд оплаты труда в школах немного вырастет, возможно, дифференциация зарплат несколько снизится, но наверняка сохранится, как и высокая доля недовольных. Хотя регионы будут стремиться вылезти из долгов, следовательно, не сильно усердствовать в повышении заработной платы работникам бюджетной сферы (ведь, помимо учителей, есть врачи, медсестры, работники культуры и соцзащиты, которые тоже не очень довольны своими заработными платами). Во-вторых, без помощи центра сколько-нибудь серьезно повысить бюджетные расходы дотационные регионы не смогут. А у центра другие заботы – новый Указ президента, на который тоже надо изыскать средства. В рамках этого нового Указа предполагается решить множество серьезных проблем: от строительства новых школ до повышения квалификации учителей, поскольку нужно осуществлять цифровизацию образования. Так что на центр рассчитывать особенно не приходится. Кроме того, есть негативный опыт повышения заработной платы: затрачены были очень большие, по меркам России, бюджетные средства, а почти 66% учителей все равно остались недовольны. Значит, может быть сделан резонный вывод, и новые вливания особого результата также не дадут. Соответственно, центр постарается в основном переложить заботу об учительских зарплатах на регионы: ведь общее образование – это ответственность субъектов Российской Федерации и муниципалитетов. 
 
В этой ситуации некоторого облегчения учительского труда и положения можно добиваться прежде всего за счет сокращения бюрократической нагрузки на педагога: снижения числа различных отчетов и «бумажных дел». В целом же надо стремиться к сокращению и числа проверок школ. А вот справедливость распределения стимулирующего фонда – это все же, как ни крути, дело самого педагогического коллектива. Хотя экономическая теория говорит, что в случае небольших, достаточно замкнутых организаций лучше применять только «внешние» критерии – стаж, результаты аттестации учительского труда и т.п. Но здесь есть одно «но». Если организация хочет развиваться она должна думать, как поддержать молодые кадры. А вот тут, как показывает опыт, возникает напряжение: учителя с большим стажем считают, что молодежь еще должна дорасти до средних зарплат, а молодые педагоги не очень хотят ждать – им надо создавать семьи, повышать квалификацию, самореализовываться. И это одна из основных причин, почему в последний год учительские коллективы стали существенно медленнее обновляться, чем еще год назад, когда выпускники педвузов стремились пойти работать в школы, рассчитывая на приличные зарплаты. 
 
Словом, экономика – дама суровая и вредная. Если в ней положение не улучшается, если она растет медленно, то надеяться, что можно решить вопрос учительских зарплат или зарплат врачей отдельно от всего социума, не получается. На ум приходит старое, выученное еще в школе: «Нельзя жить в обществе и быть свободным от него». Быть свободным от экономики даже в такой социально важной сфере, как образование, тоже не удается. 
 
Источник: ug.ru

 

Комментарии

Оставить комментарий
  • 2 x 2 ( 250242 ) мутная статейка, с оправдывающей направленностью на бедственное положение учителей, причиной коего оказывается выгодность экономической составляющей для всякого чиновничьего сброда, но никак не желающей облагодетельствовать тружеников образования у доски.

Другие новости по теме

10 августа 2018 г. В столице пройдет форум «Город образования» - главное образовательное событие года

10 августа 2018 г. В США учителя превратили школу в Хогвартс

10 августа 2018 г. За обещанную Путиным зарплату курганские учителя работают в 1,5 раза больше положенного

9 августа 2018 г. «Мне за это не платят!» Стоит ли учителю каждую минуту помнить про стимулирующие выплаты

© Завуч.инфо Учитель-национальное достояние!
св-во о рег. СМИ ЭЛ № 77–34271

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «Завуч.инфо» обязательна. Администрация сайта не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.

Техподдержка
Минобрнауки РФ Закон об образовании РФ

Контакты редакции:

  • Отдел по работе с сертификатами
    +7 (812) 313-20-42
  • Секретарь главного редактора
    +7 (495) 215-18-63
О проекте
Хочу присоединиться!
 
Рейтинг@Mail.ru